Даже в самых бедных странах Африки к учителям относятся лучше.

Претензий к системе школьного образования сейчас много и со стороны учителей, и стороны родителей, и со стороны учеников. Но так ли нужны нашей школе новые бюрократические изменения? В чём сейчас «корень зла» среднего образования? Кто виноват в том, что уровень образованности школьников падает: учителя, наплевавшие на свои обязанности, дети, избалованные материальным достатком или родители?

Плохое отношение

Почему государственная школа перестала думать о своём основном предназначении – обучении и воспитании детей? Почему учитель стал обслуживающим персоналом и для администрации школы и для учеников, потерявших к нему уважение, рассказала aif.ru Инна Завалишина. Она работала учителем и в государственной, и в частной школе и рассказала о буднях педколлектива в книге, которая вызвала неоднозначную реакцию у учителей и родителей.


«АиФ»: — Принято считать, что все проблемы учителей – в нищенской зарплате. Так может, платить учителям больше и проблем в школе не будет?

И.З.: — Безусловно, должна быть нормальная зарплата. При стандартной нагрузке 18 часов в обычной московской школе молодой педагог с самым низким разрядом получает примерно 20 тысяч руб. Платили бы хоть такую мизерную по московским меркам в других регионах. Ведь в подмосковных школах получают уже в 2–3 раза меньше! Конечно, можно вести больше уроков – некоторые педагоги и по 25–30 часов в неделю набирают. Но разве это можно назвать качественным обучением? Я вам ответственно заявляю – это профанация. Придёт учитель, отбубнит параграф, задаст читать. Разве можно после этого требовать от детей показывать хорошие знания?

Но зарплата – это далеко не всё. Для хорошей работы нужно нормальное рабочее место. Было время, к примеру, когда за мной вообще не было закреплено никакого кабинета (даже одного на несколько учителей). Проверять тетради приходилось «на коленке», носить за собой из класса в класс тяжёлые сумки с тетрадями, учебниками, магнитофон, без которого невозможно провести качественный урок английского. Не говоря о том, что нужна не только учительская, где хранятся учебники учителей-безкабинетников, заполняются журналы и проводятся планёрки, и даже стульев на всех не хватает, но и зона отдыха для учителей, как, к примеру, в Европе, где они могут обсудить школьные дела в спокойной атмосфере, отдохнуть в перерыве, попить чаю, восстановить душевное равновесие, ведь работа учителя очень стрессовая. Не хотите, чтобы учителя орали на детей – сделайте хотя бы нормальную комнату отдыха. А у нас нередки школы, где в библиотеке нет даже учебников, не то, что методической литературы, словарей и т. д., и это, например, в школе с углублённым изучением иностранного языка в центре столицы!


«АиФ»: — Но ведь столько денег было выделено на оборудование школ…

И.З.: — Что говорить об оборудовании и аппаратуре, когда в классе, где мы с детьми занимались, не было элементарной доски, на которой можно писать мелом. Еле выпросила её установить. Но и ту дали маленькую и прибили её так высоко, что младшие школьники не могли дотянутся до неё, чтобы что-нибудь написать. А ведь даже в самых беднейших школах Африки есть доски, бывает и во всю стену!

Да, появилась интерактивная доска. Одна на всю школу. Работают в этом кабинете только любимые учителя директора. Остальные записываются в этот оборудованный класс за несколько месяцев, если необходимо провести открытый урок для методистов из районного центра. Магнитофоны для занятий учителя приобретают за свои деньги – сказано «у школы на это денег нет, вам надо, вот и покупайте!»


«АиФ»: — То есть всё равно всё упирается в нехватку денег?

И.З.: — Главное – в школе сложилась авторитарная, коррумпированная система, где учитель не имеет права голоса. Ну, не может быть, чтобы школе не выделялись деньги на ремонт отваливающейся штукатурки, покупку элементарных вещей, необходимых для быта! Никого за руку не ловила, но представляя схему выделения и распределения средств в школе, несложно понять, что они расходуются не на нужды школы, а оседают в карманах администрации. К примеру, совок и веник в класс мне не могли купить несколько месяцев. Спросила директора, почему, мне ответили – «Знаешь, где дверь. Желающих занять твоё место много». Да что там веник, учителя вместе с родителями и ремонты в классах делают, и компьютеры из дома приносят, и ксероксы, и далее по списку.

Как администрация предлагает нам, учителям, выходить из положения, в которое сама же нас и поставила? Просить деньги у родителей. Задачу, собрать с родителей деньги на учебники, шторы, оборудование для гардероба и т. д. ставят ещё на педсовете в начале года. И никто из учителей не спросит – «а ведь в школе должны быть на это деньги?» За «неудобные» вопросы им тут же укажут на дверь. Поэтому задавать вопросы в педколлективе не принято.

Об этих проблемах (о поборах, об откровенном воровстве денег и т. п.) я рассказала на приёме у одного из замминистров образования. Думаете, он удивился? Нет. Он тоже посоветовал мне помалкивать и работать. Иначе, уже знакомое – «дверь открыта».

Нерешаемая задача


«АиФ»: — Так где теперь место учителя в школе?

И.З.: — Существует негласный договор – учителя не имеют претензии к администрации, а она не трогает учителя. За это он может как угодно, хоть спустя рукава вести уроки. И многие именно так и поступают. А есть и такие, которые вообще уроки не ведут, а вместо этого развлекаются на уроках вместе с учениками: магнитофон слушают, байки-шутки травят, и даже общаются на сексуальные темы. А когда к директору школы приедут журналисты с вопросами (если кто-то из активных родителей прознал и поднял бучу), директор сделает скорбное или удивленное лицо и скажет, что никак не ожидал такого от данного учителя, ай-ай-ай, какой он оказывается нехороший, редиска!

Рядовой учитель не имеет слова в своём коллективе. Итог – и ученики не воспринимают учителей серьёзно. Бывает ученики и издеваются над своими учителями, а те им ответить боятся. На любое замечание современный ученик парирует – «Хотите остаться без работы? Мы на вас нажалуемся!». Такой же «договор»: вы, педагоги, отстанете от нас, не будете требовать учиться, поставите хорошие оценки, а мы, ученики, не будем на вас жаловаться и клеветать. И многие учителя давно по такому «договору» работают, и уже забыли, что может быть иначе.

Ведь учителю запрещено даже забрать у ученика мобильный телефон, если он пользуется им на уроке

и игнорирует просьбы учителя убрать его в сумку. Всё что учитель имеет право сделать в подобных ситуациях – это позвать завуча и написать докладную, т. е. жалобу, что для нормального учителя, безусловно, неприемлемо (т. к. это всё равно, что расписаться в полной несостоятельности), но если её не напишешь, завуч даже и разговаривать с тобой не будет. А напишешь, завуч вызовет провинившихся в кабинет и пропесочит их, а они потом ещё больше хулиганят, дабы отомстить нажаловавшемуся на них учителю. Налицо полная бездарная, неэффективная система школьного управления.

Если напишешь такую жалобную записку на имя директора, он может вызывать родителей. Цитата из книги: «В подобных ситуациях всегда хорошо видна та бездна, разделяющая родителей, семью ребёнка и школу, администрацию и учителей, имеющих непосредственное отношение к успехам и проблемам ребёнка: разговор школы с семьей ребёнка всегда либо кондовый, нравоучительно-отстранённый, как о мебели (нет, о мебели, конечно, гораздо заинтересованней!), либо это какое-то лицемерное лебезение.

А ведь именно школа должна быть инициатором позитивного взаимодействия, сотрудничества с родителями, а не родители. Поскольку родители – это просто частные лица, а школа – это организация, выполняющая определённые, оплачиваемые функции, состоящая из специалистов, получающих заработную плату за то, что они обязаны обеспечить ребёнку благополучное пребывание в учебном заведении. Так вот, школа ничего не делает в этом направлении, хотя нет, это неправда, она как раз очень даже делает, только в противоположном направлении – в направлении воспитания по принципу «само как-нибудь образуется», «в кого-нибудь это чадо всё ж таки и вырастет». Чего ж хлопотать, чего напрягаться, пусть родители напрягаются, а моё дело маленькое – просиживать от звоночка до звоночка, да за зарплаткой регулярно ходить».


«АиФ»: — Как говорят чиновники от образования, главная задача, как раз-таки сделать так, чтобы школа и родители вместе воспитывали ребёнка. Получится это сделать?

И.З.: — Бессовестный трёп и враньё! Ведь именно эти самые чиновники поставили учителя в такое убогое, ниже плинтуса положение: бесправное и униженное. Поэтому и сложилось так, что для большинства учителей родители не объект совместных усилий в воспитании ребёнка. Родители – это лишь что-то вроде досадной занозы, причиняющей лишние неудобства и волнения: вечно от них одни проблемы, от этих родителей (или слишком придирчивых, лезущих со своими вопросами, мнением, сомнениями, страхами, либо совсем не занимающихся своим ребёнком).

Цитата из книги: «Я сама ловила себя на мысли, что заражаюсь этим нехорошим отношением к родителям, и всё время старалась себя перенастраивать на позитивный лад (и не всегда успешно, должна признаться). Так вот, к главному: пока отношения между школой и семьёй ребёнка не изменятся кардинальным образом (а это может произойти только с приходом в школу людей другого, не кондового, не лицемерного менталитета), дети будут вредить себе и друг другу и страдать. Я иногда так и говорю некоторым непонятливым родителям, приходящим ко мне, учителю, с желанием поконфликтовать, я им говорю: «Есть проблема и есть цель – решение этой проблемы, благополучие ребёнка. И есть мы – две стороны – учитель и семья, так вот, цель будет достигнута, только если обе стороны договорятся, сплотятся и будут слаженно действовать в одном направлении. А если мы будем конфликтовать и тянуть одеяло каждый на себя, действовать в разных направлениях, ни к чему хорошему это не приведёт, это только навредит ребёнку, тогда как наша цель ему помочь».

Школа в болоте бюрократизма


«АиФ»: — Получается, что школа ещё одна коррупционная бюрократическая структура?

— Именно бюрократии подчинено сегодня образование. Вместо того, чтобы придумывать, как бы интереснее подать материал учителя заняты заполнением липовых планов и подобных бумажек. Чуть ли не каждый год из управлений образования приходят новые правила оформления планирования и заполнения журналов. Уроки надо расписывать на полгода вперёд. Но в процессе обучения всегда случается, что какой-то материал идёт тяжелее и надо уделить этому больше времени. То есть по факту урок посвящен одному, но в журнал ты переписываешь тему из плана, чтобы не придирались методисты из управления образования. И вы хотите, чтобы люди, покорно занимающиеся таким постыдным бумагомарательством, были хорошими учителями? Это невозможно!

Система должна быть более демократичной, сейчас это полная диктатура директора. У учителей должно быть больше прав, альтернатив. Должен быть независимый орган, в который бы педагог мог обратиться, если администрация мешает учителю выстраивать нормальный учебный процесс или уклоняется от собственных обязанностей. Своеобразный уполномоченный по правам учителя, защищающий права учителя на нормальные условия работы, защищающий его от притеснений со стороны начальства и т. п.


«АиФ»: — Очень многие вас поддерживают, но часто анонимно. Кто-то говорит, что это ваше личное мнение и что в школе не так всё плохо.

— Откликов на книгу очень много, педагоги рассказывают много похожих ситуаций. Они работают молча, либо включившись в эту коррупционную цепочку и получая свои дивиденды, либо как затравленные зверюшки, боясь сказать лишнего. Но начать открыто говорить о данных проблемах от своего имени, значит, распрощаться со школой. Вот и мне пришлось сделать выбор. К тому же у меня такой характер (я с детства не терплю всяких несправедливостей, и всегда защищала слабых, например, детей в классе, которых обижали другие), плюс юридическое образование, плюс любовь к детям и глубокое ощущение большого морального значения работы учителя в судьбе ребёнка и человека – поэтому я не смогла работать, закрыв глаза.

После моих высказываний меня разве возьмут работать в государственную школу? Нет. Хотя я бы пошла с удовольствием. Но не в эту систему.

Сейчас, как во всей стране, в школе выстраивают вертикаль. Жёсткую. А надо – горизонталь. Некоторые «умники» говорят: «Система хорошая. Люди плохие». Неправда! Всё с точностью наоборот. Много прекрасных педагогов, но их съедают, не дают поднять головы, не то, что реализовать себя в полную силу на благо детям.

К сожалению, видимо, нашему государству нужны такие учителя, которые не имеют собственного мнения. А кого, интересно, они могут воспитать?

Источник материала —  www.eduhelp.info

Даже в самых бедных странах Африки к учителям относятся лучше.
проголосуйте