Почему диплом не помогает найти работу?

У нас существует неутешительная тенденция: 65% украинский, работающих по специальности, хотят сменить профессию. При этом 32% украинский вообще не работали по специальности, а 15% — имели такой опыт, однако изменили работу. То есть почти половина жителей Украины не нашла себе места в профессии, которую осваивала в университете. С чем это связано и как можно решить проблему? Ищем ответы вместе. Для абитуриентов эта статья — именно то, что доктор прописал.

Профориентация — не страшно и не больно

Если в Украине почти половина населения работает не по специальности, то в Германии — всего 10%. Разница пятикратная — почему? Одна из причин — незнание украинских абитуриентов при поступлении в вуз. За несколько лет обучения они с удивлением обнаруживают, что выбранная профессия — неинтересна, не соответствует ожиданиям или просто не принесет ожидаемого дохода (21% опрошенных работают по специальности, потому что она им не нравится, 43% — из-за низкой заработной платы).

Ничего удивительного. В Украине существует огромный спрос на некачественное образование. Достаточно взглянуть на в соцсетях, как люди выбирают университет «легко вступить», «уговорили родственники», «после школы нужно куда податься», «необходимо получить диплом» …

Корень зла заложен еще в школе. Это — отсутствие профориентации, которая не только помогает школьнику выбрать профессию с учетом его способностей и желаний, но и в соответствии с потребностями рынка труда. Нет смысла изобретать велосипед, возьмем к примеру европейский опыт. В той же Германии в университеты поступают в 18-19 лет. Последний год обучения в гимназиях посвящен непосредственно подготовке к вступлению, а ученики имеют возможность учиться в специализированных классах и убедиться, что сделали правильный выбор.

По схожему принципу действует система образования в Великобритании. С 16 до 18 лет ученики учатся по программе Advanced Level, состоящий из 4-5 профильным предметам, которых требует выбранный ими университет. В Украине же высшее образование начинают приобретать с 17-ти или даже 16-ти, часто выбирая вуз наобум.

Ориентируясь именно на европейский опыт, у нас планируют ввести 12-летнее школьное образование с 2018 года, а последние классы сделать профильными. Реформа оправдана, только важно учитывать, что сама по себе «12-летка» изменит не много и не обязательно в лучшую сторону — больших изменений требует система высшего образования, которая закостенела в своей теоретичности.

Требования рынка VS высшее образование

Высшее образование не желает объясниться с требованиями рынка труда — здесь возникает главный дисбаланс. В украинских вузах ставка делается на теорию, а учебные программы банально не соответствуют вызовам времени и не предоставляют практических знаний. В то время как работодатель хочет увидеть на собеседовании специалиста.

В результате, на первой работе выпускникам приходится учиться с нуля по принципу «забудь все, что учил в университете». Главным фактором при приеме на работу становится НЕ наименование вуза, а наличие хотя бы минимального опыта.

Как эту проблему решают на Западе? Американская и европейская высшее образование нацелены на потребности работодателей. Западные университеты тесно связаны с бизнес-средой: большинство профессоров не только преподает, но и работает на специальности. В вузах Швейцарии практика в компаниях-работодателях — обязательный элемент учебной программы.

Канадские cо-ор программы предоставляют студенту возможность не только проработать во время обучения от 2 до 5 месяцев по специальности, но и «зацепиться» и остаться на постоянной основе. Собственно, именно благодаря такой программе 29-летний Украинец Ростислав Тверитинова получил работу в крупнейшем канадском банке RBC.

Наличие практики — прекрасно, наличие техники для практических занятий — еще лучше. Научно-исследовательская инфраструктура в западных вузах включает в себя не только современное оборудование и лаборатории, но и финансирования. С последним у нас хуже. Если в течение 2000-2011 гг. Наши соседи повышали долю расходов на модернизацию вузов (Чехия — до 20%, Польша — до 22%, Литва — до 25%), то Украина — уменьшала в темпе вальса (с 17% до 4%) . Пока только 3,5% средств в государственных учебных заведениях тратится на ремонт или закупку техники.

Частично эту проблему решает новый Закон «О высшем образовании», который позволяет вузам создавать спецфонды и накапливать деньги. Однако главная проблема остается: 40% общих расходов на украинском высшем образовании составляют стипендии, тогда как ни одна богатая западная страна не может позволить себе содержать студентов — стипендии там получают исключительно лучшие.

Между тем у нас все еще действует советская практика — всем понемногу. Причина — популизм. Молодые люди — важный электоратом для политиков. Власть не рискнет отменить стипендии и потерять голоса студентов. Поэтому деньги, которые могли бы идти на современные лаборатории, тратят на содержание высоких рейтингов.

Как результат, выпускникам американских и европейских вузов, которые тесно сотрудничают с компаниями-работодателями и имеют в своем арсенале современные лаборатории, гораздо легче найти работу, ведь первый опыт они получают посредством обучения, а не вопреки ему.

Как спасти юриста от «свободной кассы»?

36% опрошенных, изменили сферу деятельности, сделали это, потому что не смогли найти работу по специальности. Что ожидаемо, ведь время не стоит на месте и профессии, которые еще 3 года назад считались востребованными, теряют спрос.

«Примером является экономическая ситуация в стране за последние 7 лет, — объясняет Игорь Мегединюк, бывший Hiring Partner компании Dentons. — До 2008 года достаточно популярными были профессии юриста, экономиста, банковского работника. После финансового кризиса 2008 года спрос на этих специалистов резко сократился».

Действительно, сегодня рынок банально не может создать предложение для бесконечного потока «белых воротничков». В результате между ними возникает сильная конкуренция, которая приводит к росту безработицы (46% всех безработных — это молодежь до 35 лет).

Это еще одно доказательство того, что рынок труда и украинские вузы живут в разных измерениях. Люди продолжают пачками поступать на экономические факультеты не только из-за любви к цифрам, но и из-за наличия большого количества вузов и еще большего количества бюджетных мест в них. В то же время абитуриенту, который хочет стать дизайнером одежды или интерьера, маркетологом социальных сетей, бренд-менеджером или даже айтишники, не остается ничего другого, как идти заканчивать математический или географический факультеты.

По словам профессора Национального юридического университета имени Ярослава Мудрого Людмилы Шевченко, почти треть вузов Украины являются юридическими имеют соответствующие учебные подразделения. Однако вакансий всех выпускников не хватает.

«Часть из них Государственная служба занятости направляет второй раз в вузы или даже училища для повторного обучения по другой специальности. Остальные вынуждены соглашаться на первое попавшееся предложение работы. Это происходит почти во всех странах Организации экономического сотрудничества и развития: рынки труда в Дании, Германии, Венгрии и Норвегии в ближайшее время ожидает дефицит квалифицированных инженеров », — объясняет профессор.

Система высшего образования очень инертна, в одной стране она не сможет изменять перечень факультетов и программ ежегодно. Все же и здесь есть способы воздействия. Благодаря Закона «О высшем образовании», с этого года чем больше заявок на вступление получит юридический, экономический или любой другой вуз — тем больше бюджетных мест ему предоставят. Метод эффективен, однако не влияет непосредственно на проблему. Ведь школьники без надлежащего информирования продолжат подавать документы на «модные» специальности.

Другой способ решить проблему — ввести государственный рейтинг вузов на основе показателей трудоустройства выпускников. Немецкие вузы, которые не гарантируют 70% трудоустроенных по профилю выпускников, не получающих государственной поддержки. Такой рейтинг помог бы сократить количество вузов за счет закрытия или слияния аутсайдеров. В любом случае вузы, выпускники которых не могут найти работу, должны быть закрыты.

Розовые очки никто не надевает — нет реформ, которая за короткое время смогла бы переломить ситуацию досконально. Как минимум, необходимо повышение зарплат, особенно для госслужащих, а его сможет обеспечить только многолетний экономический рост. Однако достаточно методов вроде качественной профориентации, рейтингов вузов на основе показателей трудоустройства, сотрудничества вузов с работодателями и т.д., которые помогли бы стабильно уменьшать все эти «65%», «43%», «32%», и в конце доказать студентам, они не потеряли 6 лет жизни.

Почему диплом не помогает найти работу?
4.7 (93.33%) 3 votes